К списку кандидатов

Pussy Riot

Панк-группа
Pussy Riot

Вряд ли четыре девицы, забежавшие в храм Христа Спасителя на «панк-молебен», как они его назвали, могли предполагать, что их акция получит прямо-таки всемирное звучание. До озорства на солее главного храма России у группы Pussy Riot и родственной ей группы «Война» бывали и другие выходки, в том числе куда менее приличные, – но не было даже близко столь же эффективной. С «панк-молебном» тут не сравнятся, наверное, ни куда более скандальные художественные акции Петра Павленского, ни даже лауреат премии «Инновация» – неприличный, но очень остроумный рисунок на петербургском разводном мосту от группы «Война». Да что тут говорить, если иноязычные экскурсоводы стали называть кафедральный собор Pussy Riot Church?

Акционизм как художественное течение имеет своей целью ровно то, что и обеспечила участницам Pussy Riot российская власть: широчайший общественный отклик. Если бы Надежда Толоконникова, Мария Алехина и Екатерина Самуцевич не оказались в суде, а затем первые две – в лагере, если бы о них не высказались буквально все политические лидеры России и многие – мира, если бы патриарх Кирилл не организовал многотысячное стояние в противовес трем панк-певицам, если бы телевизор не поддерживал многомиллионный интерес к теме – если бы девиц просто пожурили и отпустили?

Тогда мы бы вряд ли узнали, чем именно и как тяжко болеет российское общество, как невелик у россиян запас хорошего настроения, как мало, увы, у них собственного внутреннего содержания.

А Бог поругаем не бывает.

«В приговоре у меня написано, что я – феминистка и, следовательно, должна испытывать ненависть к религии. Да, проведя год и два месяца в заключении, я по-прежнему феминистка и – еще – оппонент стоящих во главе государства людей; но во мне, как и раньше, нет ненависти». Радио «Свобода», 2013 г.

Надежда Толоконникова
Надежда Толоконникова
Участница Pussy Riot
Читать полностью